Уважаемые граждане! Театральный диалог с читателем в радиоэфире

Спектакль «Уважаемые граждане», поставленный по рассказам Михаила Зощенко, пополнил афишу муниципального театра кукол «Пьеро» и принес ему успех! Работа была отмечена губернаторской премией «Оренбургская лира». Это спектакль для взрослых. Обращаясь к своему зрителю, театр устраивает с ним диалог, перекидывая вполне зримый мостик из недавнего прошлого — начала века двадцатого — в день сегодняшний.

Главные действующие лица: радио; писатель Михаил Зощенко; герои рассказов Михаила Зощенко; диктор радио; радиослушатели (они же читатели). Время действия — 20-30-годы прошлого века.

С Зощенко театру «Пьеро» везет. Спектакль «Под ярким светом электричества» был одним из первых, поставленных в Оренбурге сразу после гоголевской «Женитьбы». Его даже «возили» в Москву, показывали на большой сцене. «С этого, собственно, и началась здесь наша судьба театральная», — вспоминает главный художник театра Марина Ярилова.

Новая постановка — «Уважаемые граждане» — это спектакль, состоящий из нескольких коротких комедийных историй. Столь официальный тон обращения к залу, пожалуй, больше настораживает современного зрителя, чем привлекает. Но искушенная публика «почувствует» уже в самом названии стиль Михаила Зощенко и узнает его рассказы, которые легли в основу этой театральной постановки. Необычная форма спектакля выражена в сочетании художественности с документалистикой. Действие развивается в рамках реальной радиопередачи с реальными письмами радиослушателей и с участием самого автора, писателя Михаила Зощенко. В инсценировке использованы и обыграны факты биографии писателя. Долгие годы многие читатели и критики считали его прежде всего забавным юмористом. За смешными сюжетами и словесными оборотами они не слышали глубокой грусти человека, который своим смехом хотел «зажечь хотя бы небольшой, вроде лучины, фонарь, при свете которого некоторым людям стало бы заметно, что для них хорошо, что плохо, что посредственно».

«Услышать Зощенко» помогает неожиданный «тихий финал» спектакля — на фоне бурлящей жизненной суеты, шума вдруг так негромко, голосом самого автора раздумчиво произносятся со сцены слова: «Тоски не должно быть в моем сердце, а она есть».

— Это тоска по человеку, по лучшему в человеке, — объясняет режиссер-постановщик спектакля «Уважаемые граждане» Светлана Дорожко. Она приехала из Санкт-Петербурга, для нее это была первая встреча с Оренбургом и первая работа в театре кукол, рассчитанная на взрослого зрителя.

— Меня заинтересовала сама личность Зощенко — это был человек, которым зачитывалось целое поколение! Много внутренних конфликтов его мучило. И мне очень хотелось, чтобы в спектакле он присутствовал как личность. Но при этом я хотела его убрать из рассказов — рассказы же его очень авторские! И это было главной проблемой. Все-таки я решила отдать актерам авторский текст — распределить между ними. А Зощенко сделать отдельным персонажем, который бы связывал эти рассказы.

— Вы, обратившись к Зощенко, посчитали, что именно эта взрослая постановка в театре кукол может сегодня стать вашим высказыванием?

— Во-первых, я знала, какими возможностями располагает театр — знала этих артистов. С ребятами училась вместе в Питере. Знала художника, с которым предстояло работать, — у нее свой стиль, ярко выраженный. И уже под это я подобрала материал. А Зощенко мне был всегда интересен, да и время такое сейчас… подходящее. Нам есть о чем задуматься! И я очень благодарна театру «Пьеро» за предоставленную возможность.

Сам Зощенко, «желая соединить свои рассказы в одно целое», собирался написать «краткую историю человеческих отношений» — книгу «о самых разнообразных поступках и чувствах людей». Этот его авторский замысел в оренбургском театре «Пьеро» решили сохранить и поддержать сценическими средствами. Спектакль получился атмосферным. В нем звучат аранжировки популярных мелодий времен НЭПа, которые исполняет группа «ТриДэБэнд» из Санкт-Петербурга. Мы видим уже подзабытый быт коммуналок, белье, сохнущее на общей кухне, железные кровати с кружевными подзорами и черную «тарелку» радио, прикрытую «для красоты» белым вязаным кружевом… На сцене почти музейная картина! Но она так узнаваема, потому что населена знакомыми по нашей сегодняшней жизни персонажами.

Уважаемые граждане!Об­раз спек­такля, его сце­ног­ра­фию соз­да­вала зас­лу­жен­ный ху­дож­ник Рос­сии Ма­рина Яри­лова.
—  Я пред­ло­жила имен­но та­кое ре­шение — ком­му­нал­ка как об­щее прос­транс­тво. Во-пер­вых, ком­му­нал­ка — это об­раз стра­ны. Я пом­ню вот эти мно­гона­селен­ные ячей­ки с об­щей кух­ней. Пом­ню, у нас бур­жуй­ка бы­ла. Я все это зас­та­ла! Мы жи­ли очень скуд­но, но как-то друж­но. Это ка­кое-то очень «ду­шис­тое вре­мя» для ме­ня. А Пи­тер для нас был во­об­ще сплош­ной ком­му­нал­кой, и доч­ка у ме­ня ро­дилась в ком­му­наль­ной квар­ти­ре. По­это­му для ме­ня пи­тер­ские ис­то­рии Зо­щен­ко род­ные, и я очень об­ра­дова­лась, что ре­шили пос­та­вить Зо­щен­ко. Для ме­ня все его рас­ска­зы, на ко­торых стро­ит­ся спек­такль, объ­еди­нены об­щей ком­му­наль­ной квар­ти­рой, сос­то­ящей из пя­ти жиль­цов. И ак­те­ры в этом об­щем прос­транс­тве дол­жны най­ти очень быс­трый и очень до­ход­чи­вый сце­ничес­кий язык. Очень мас­штаб­ный для это­го ма­лень­ко­го прос­транс­тва.

—  В ро­ли «ува­жа­емых граж­дан» в спек­такле выс­ту­пили мо­лодые ак­те­ры Але­на Пет­ро­ва, Оле­ся Ба­рано­ва, Дмит­рий Тол­ку­нов, Алек­сандр Се­менов. Я знаю, что в про­цес­се ра­боты они, вжи­ва­ясь в ат­мосфе­ру ком­му­налок, ус­тра­ива­ли у се­бя в те­ат­ре раз­го­воры на «об­щей кух­не», вмес­те обе­дали, со­об­ща го­тови­ли. На­вер­ное, это по­мога­ло до­бить­ся ре­аль­нос­ти про­ис­хо­дяще­го на сце­не? На что опи­ра­ет­ся се­год­ня этот спек­такль — на вос­по­мина­ние?

—   Это их взгляд из се­год­ня ту­да. В та­ком хо­рошем смыс­ле ис­то­ричес­кий взгляд. Я же каж­до­му «де­лала об­раз», со­еди­ня­ющий их с днем се­год­няшним. Я на­дела на них одеж­ду, в ко­торой и се­год­ня они бы пош­ли ку­да угод­но. Хло­пок, лен — это все прос­то «ста­рилось». Мы ши­ли, вы­мачи­вали ткань в чае — это да­вало ис­то­рич­ность ста­рой тка­ни. И по­том мы ее прог­ла­жива­ли, а что­бы она еще и раз­во­ды да­вала, я ее под­кра­шива­ла. Там же все вруч­ную сде­лано! Соз­да­вая этот впол­не ре­аль­ный мир, ста­рались «спрес­со­вать» вре­мя, приб­ли­зить его, что ли.

—  Ат­мосфе­ру спек­такля соз­да­ет да­же прог­рам­мка, ко­торая пред­став­ля­ет со­бой то­же ху­дожес­твен­ный акт. И это тот ред­кий слу­чай, ког­да те­атр на­чина­ет­ся… не с ве­шал­ки.

—   Трид­цать штук бы­ло сде­лано вруч­ную. На сос­та­рен­ной бу­маге. И прог­рам­мка каж­дая раз­ной по­лучи­лись, и каж­дая вло­жена в ста­рый кон­верт. Этот кон­верт то­же был «дей­ству­ющим ли­цом» — пись­мо фун­кци­они­рова­ло на про­тяже­нии спек­такля. Пись­мо, ко­торое за­читы­валось по ра­дио. В спек­такле же на­чина­ет­ся ис­то­рия Ка­поч­ки с это­го — ге­ро­иня дос­та­ет пись­ма к Ка­поч­ке, она вспо­мина­ет… Весь спек­такль — пись­ма под­ру­ге Ка­поч­ке. Пять же­нихов, пять не­сос­то­яв­шихся му­жей, и за каж­дым пись­мом — своя ис­то­рия.

Ра­дио как жи­вой пер­со­наж спек­такля

Спек­такль «Ува­жа­емые граж­да­не» — о че­лове­ке в пред­ла­га­емых об­сто­ятель­ствах. И все же «глав­ный пер­со­наж» это­го не­обыч­но­го спек­такля — Ра­дио. Оно по­мога­ет соз­да­вать до­кумен­таль­ную ос­но­ву спек­такля. В про­цес­се ре­пети­ций ак­те­ры слу­шали ис­то­ричес­кие за­писи, пе­реда­ющие зву­чание ра­дио той по­ры. Об­ра­щали вни­мание на про­из­но­шение слов, на ин­то­нации. Пись­ма ра­ди­ос­лу­шате­лей здесь — под­линные, и руб­ри­ка «Пи­сате­ли у мик­ро­фона» до­воль­но дол­го су­щес­тво­вала на ра­дио. Имен­но в ра­ди­оэфи­ре, по за­мыс­лу соз­да­телей спек­такля, и про­ис­хо­дит раз­го­вор пи­сате­ля Зо­щен­ко со сво­ими чи­тате­лями.

Ак­тер орен­бург­ско­го дра­мати­чес­ко­го те­ат­ра Дмит­рий Глад­ков, приг­ла­шен­ный на роль пи­сате­ля, слу­шал го­лос Зо­щен­ко в за­писи, ста­ра­ясь по­чувс­тво­вать его осо­бен­ности. По сви­детель­ству ме­му­арис­тов, во вре­мя выс­тупле­ний Зо­щен­ко был со­вер­шенно серь­езен. Да­же не­обы­чай­но смеш­ной рас­сказ он чи­тал поч­ти без улыб­ки. Од­ним из важ­ней­ших вы­рази­тель­ных средств был для не­го ритм чте­ния.

В прос­транс­тве «ус­ловной ра­ди­ос­ту­дии» ра­бота­ла дик­то­ром и ак­три­са Ири­на Бай­ра­мова. Ири­на вы­рос­ла в Ле­нин­гра­де «под ак­компа­немент ра­дио» — оно бы­ло тог­да неп­ре­мен­ным ат­ри­бутом каж­дой ле­нин­градской квар­ти­ры. Вслу­шива­ясь в ра­ди­оэфир той эпо­хи, она вос­про­из­во­дит не толь­ко ин­то­нации, но и про­из­но­шение слов, свой­ствен­ное то­му вре­мени, — «бу­лош­ная», нап­ри­мер.

Об­раз Ра­дио соз­да­ет в спек­такле и ху­дож­ник. Воз­вра­ща­ясь к этой ра­боте, Ма­рина Яри­лова вспо­мина­ет:

—  Ког­да по­явил­ся го­лос рас­сказ­чи­ка в за­писи, ре­жис­сер Свет­ла­на До­рож­ко прос­лу­шала его, и мы ре­шили, что вот этот го­лос со­бира­ет спек­такль во­еди­но, и все ис­то­рии на эту го­лосо­вую нить на­низы­вать на­до. Так и по­лучи­лось, что от­дель­ный жи­вой пер­со­наж в спек­такле — это Ра­дио. Он дей­стви­тель­но жи­вой! А как мы «со­чиня­ли» эту «ра­ди­ота­рел­ку»! Я же зап­ра­шива­ла в Ин­терне­те все раз­но­вид­ности ра­дио то­го вре­мени. У мо­ей ба­буш­ки, кста­ти, бы­ла та­кая «та­рел­ка» — ра­дио бы­ло ее единс­твен­ной связью с ми­ром…

—  И нак­ры­та эта «чер­ная та­рел­ка» бы­ла кру­жевом?..

—  Да, да! А я кру­жево в спек­такле под­сте­лила как блю­деч­ко. Это же как пред­мет рос­ко­ши был и как ук­ра­шение ин­терь­ера. Я во­об­ще очень хо­рошо пом­ню рас­ска­зы ба­бушек. Ког­да я в Ива­нов­ку свою при­ез­жа­ла, ба­буш­ка рас­ска­зыва­ла нам, что вот здесь бы­ло де­душ­ки­но мес­то… А вот здесь вот ле­жали его лю­бимые се­меч­ки ка­леные… И мы че­рез это зна­ли де­душ­ку, ко­торый не вер­нулся с вой­ны. Ра­дио и фо­тог­ра­фия над ее кро­ватью всег­да бы­ли с ней. Па­пин отец во­евал в Под­московье и по­гиб прак­ти­чес­ки сра­зу, в пер­вый год вой­ны. Фе­дор Без­бо­родов. Мы наш­ли, где он по­гиб. В па­пиной де­рев­не в Ива­нов­ской об­ласти есть сте­ла — мы ее да­же фо­тог­ра­фиро­вали. И каж­дый раз, ког­да при­ез­жа­ли с па­пой, вен­ки воз­ла­гали к это­му ме­мори­алу. На нем вы­сече­на и фа­милия Фе­дора Без­бо­родо­ва

—  по­гиб тог­да-то… Очень дол­го ис­ка­ли мы его — ба­буш­ка вез­де зап­ро­сы по­сыла­ла — и все-та­ки наш­ли. Мы вмес­те с па­пой еще до его смер­ти ус­пе­ли съ­ез­дить ту­да, воз­ло­жили цве­ты. Уха­жива­ют се­год­ня за этим ме­мори­алом.

Оно об­щее и у каж­до­го свое — ра­дио в го­ды вой­ны. Ири­на Бай­ра­мова, выс­ту­па­ющая в спек­такле в ро­ли дик­то­ра, ве­дуще­го пе­реда­чу, рас­ска­зыва­ет о ба­буш­ке, Юзе­фе Ни­кола­ев­не Поз­дняк, пе­режив­шей вмес­те с ра­дио ле­нин­градскую бло­каду. С той по­ры ба­буш­ка ни­ког­да не выб­ра­сыва­ла крош­ки со сто­ла. Се­год­ня, в ка­нун Дня По­беды, ак­три­са те­ат­ра «Пь­еро» Ири­на Бай­ра­мова чи­та­ет орен­бург­ской дет­во­ре сти­хи Си­моно­ва. Она ро­дом из Ле­нин­гра­да, и еще со сту­ден­ческой по­ры ос­та­лись у нее в па­мяти по­эти­чес­кие стро­ки Оль­ги Бер­гольц, Ан­ны Ах­ма­товой, в ко­торых зак­лю­чено столь­ко си­лы и му­жес­тва.

70 лет на­зад Ра­дио го­лосом Ле­вита­на со­об­щи­ло все­му ми­ру о По­беде над фа­шиз­мом. Имен­но в ка­нун дня По­беды, 7 мая, и был ут­вер­жден в на­шей стра­не этот ка­лен­дарный праз­дник — День ра­дио. Ра­дио по­мог­ло в труд­ные во­ен­ные го­ды об­ра­тить­ся к сво­ей стра­не мно­гим пи­сате­лям, по­этам. Оно сох­ра­нило для нас го­лоса на­шей ис­то­рии.

Уважаемые граждане!Пи­сатель Ми­ха­ил Зо­щен­ко, взяв­ший на се­бя в ли­тера­туре «скром­ную роль ла­боран­та и ос­ве­тите­ля», был уве­рен, что «сквозь все не­воз­можные нев­зго­ды, сквозь мрак, хо­лод и ту­ман всег­да про­бива­ют­ся свет­лая мысль, бод­рость, на­деж­да и му­жес­тво». И по­тому од­ну из сво­их книг наз­вал «го­лубой», ок­ра­сив ее в цвет ра­дос­ти и на­деж­ды. Вспом­ни­ла об этом и, воз­вра­ща­ясь к «Ува­жа­емым граж­да­нам», ре­шила до­бавить этот ди­алог с ху­дож­ни­ком-пос­та­нов­щи­ком спек­такля Ма­риной Яри­ловой:

—   Я по­дума­ла, что этот спек­такль и о нас се­год­няшних. Вре­мена ме­ня­ют­ся, а че­лове­чес­кие по­роки ко­чу­ют вмес­те с ним из эпо­хи в эпо­ху.

—   Так имен­но об этом и весь спек­такль! О том, что каж­дое вре­мя мы про­жива­ем под эги­дой слож­но­го вре­мени. И у каж­до­го вре­мени есть своя ме­ра слож­ности. Но она не слож­ней, чем пре­дыду­щая. Еще в древ­нем хра­ме наш­ли над­пись на ос­колках: «Приш­ли тя­желые вре­мена — де­ти не слу­ша­ют­ся ро­дите­лей, и ско­ро, ви­димо, бу­дет ко­нец све­та», — это на­писа­но еще до на­шей эры. Ис­то­рия каж­дый раз пов­то­ря­ет­ся. Воп­рос в том, КАК мы «на­дева­ем вре­мя на се­бя» — оно ведь при­ходит в на­шу жизнь в ви­де по­лосок, то бе­лых, то тем­ных. А еще спек­такль о том, что всег­да нуж­но дос­той­но про­жить это свое вре­мя и знать, что есть дру­гая по­лоса. У Зо­щен­ко об этом то­же на­писа­но.



Ал­ла Фо­мина
Поделиться