Юбилей Александра Борисовича Ярилова

14 мая свой 60-летний юбилей отмечает художественный руководитель и главный режиссер Оренбургского театра кукол «Пьеро», заслуженный артист России Александр Борисович Ярилов. Наши самые искренние поздравления и самые добрые пожелания юбиляру!

Режиссер — своего рода бог,
А театр — мир воздушных идей,
Нет такого, чего б он не смог
Донести до обычных людей.
Вдохновения Вам, дорогой,
И побольше новых работ!
Жизнь пусть будет бурной рекой
и счастливой от славных забот!

А.Я. пос­вя­ща­ет­ся

По­целуй ан­ге­ла

Ан­гел си­дит на зем­ном ша­рике, слов­но на по­ляне, и по­сыла­ет в прос­транс­тво воз­душный по­целуй. Эту скуль­пту­ру, так удач­но по­дарен­ную, ви­дишь сра­зу, вхо­дя в ка­бинет Алек­сан­дра Бо­рисо­вича Яри­лова. У ру­ково­дите­ля те­ат­ра столь­ко за­дач, что без силь­ных по­мощ­ни­ков не обой­тись. Бла­гос­клон­ность ан­ге­лов-хра­ните­лей не­об­хо­дима каж­до­му, твор­ческим лю­дям осо­бен­но.

Кто, как ни они, при­вели мо­лодо­го че­лове­ка на сце­ну, хо­тя он уже по­лучал про­фес­сию в сов­сем дру­гой, да­лекой от ис­кусс­тва об­ласти. Кто, как ни они, не­бес­ные на­ши пок­ро­вите­ли,  в «ли­хие де­вянос­тые» в ли­це зна­чимых лю­дей, на­делён­ных властью, по­мог­ли соз­дать сна­чала рай­он­ный, а по­том и го­род­ской те­атр ку­кол со сво­им меж­ду­народ­ным фес­ти­валем. Осо­бую бла­годар­ность хо­чет­ся вы­разить им за то, что ког­да-то нап­ра­вили сто­пы мо­лодой че­ты Яри­ловых, толь­ко что оту­чив­шей­ся в те­ат­раль­ном ин­сти­туте, из се­вер­ной сто­лицы с ве­лики­ми те­ат­раль­ны­ми тра­дици­ями в степ­ную про­вин­цию. Но, как го­ворит­ся, че­ловек кра­сит мес­то. Зна­чит, Яри­лов ну­жен был Орен­бургу.

Боль­ше, чем ре­жис­сёр

У Ан­дерсе­на есть уди­витель­ная сказ­ка «Ди­рек­тор ку­коль­но­го те­ат­ра», рас­ска­зыва­ющая о странс­тву­ющем ак­тё­ре-ку­коль­ни­ке. Бы­ло у не­го од­но за­вет­ное же­лание: хо­телось стать ди­рек­то­ром нас­то­ящей дра­мати­чес­кой труп­пы. Ожи­вить сво­их ма­ри­оне­ток ему по­мог зна­комый учё­ный. Ког­да же кук­лы ста­ли людь­ми, каж­дый со сво­ими тре­бова­ни­ями, наш ге­рой  по­нял, нас­коль­ко заб­луждал­ся в сво­их меч­та­ни­ях, и всё вер­ну­лось на кру­ги своя. Пос­ле этой вол­шебной ис­то­рии он стал по-нас­то­яще­му счас­тли­вей­шим че­лове­ком  на све­те.

По­доб­ных по­мыс­лов у Алек­сан­дра Бо­рисо­вича ни­ког­да не бы­ло. Став ре­жис­сё­ром, он всег­да хо­тел ра­ботать толь­ко  в те­ат­ре ку­кол. Кста­ти, слож­ности об­ще­ния дос­та­точ­но в лю­бом те­ат­ре. В его би­ог­ра­фии бы­вали слу­чаи, ког­да при­ходи­лось раз­ни­мать, так ска­зать, силь­но спо­рящих ак­те­ров. По­это­му при соз­да­нии собс­твен­но­го те­ат­ра глав­ным бы­ло соз­дать ат­мосфе­ру друж­ной семьи. «Это наш те­ат­раль­ный па­па, вдох­но­вив­ший на даль­ней­шее ос­во­ение про­фес­сии», — го­ворят о нём его ак­тё­ры.

Ре­жис­сёр – оли­цет­во­рение во­ли. Он от­ветс­тве­нен за всё в те­ат­раль­ном ми­ре: за по­иск та­лан­тов, пь­ес, де­нег, за весь спек­такль в це­лом. При та­ких ус­ло­ви­ях очень час­то стро­гость прев­ра­ща­ет­ся в дик­тат. Но в «Пь­еро» дру­гой тип ру­ководс­тва. Ак­тёр по Яри­лову преж­де все­го лич­ность, ин­ди­виду­аль­ность,  мыс­ля­щая твор­ческая суб­стан­ция. При­думы­вать, на­пол­нять, ожив­лять и про­живать  об­раз он дол­жен сам. Толь­ко тог­да мож­но го­ворить о сот­ворчес­тве еди­номыш­ленни­ков.

Ис­крен­не­го по­нима­ния, бла­годар­ности друг к дру­гу, без­мерно­го тер­пе­ния в ра­боте встре­тишь да­леко не в каж­дом твор­ческом кол­лекти­ве. К счастью, в «Пь­еро»  это ос­но­ва вза­имо­от­но­шений. На ре­пети­ци­ях Алек­сандр Бо­рисо­вич не по­казы­ва­ет, что имен­но и как на­до де­лать, а ста­вит за­дачи. Он что-то боль­ше зна­ет о сце­не, этом мис­ти­чес­ком, мис­те­ри­аль­ном, мис­си­онер­ском мес­те, где про­ис­хо­дит неч­то ар­хи­важ­ное и для тех, кто на ней, и для тех, кто на­ходит­ся в зри­тель­ном за­ле. Яри­лов уме­ет до­верить­ся ин­ту­иции, тон­кой ду­шев­ной ор­га­низа­ции ак­тё­ра, дать ему вто­рой, тре­тий, во­семь­де­сят пя­тый шанс для на­хож­де­ния нуж­ной ин­то­нации, дви­жения, от­тенка ро­ли. И дож­давшись соз­ревше­го ре­шения, на­конец ска­зать: «Ну вот, это у те­бя по­лучи­лось, а от это­го луч­ше от­ка­зать­ся».  Этим он слов­но рас­ши­ря­ет най­ден­ную но­виз­ну и ве­дёт к це­ли, из­на­чаль­но ему ве­домую.

«Один ре­жис­сёр ко­выря­ет, ко­выря­ет та­лант, да не вы­ковы­рет. А дру­гой толь­ко кос­нётся, и та­лант ре­кой поль­ёт­ся». Да! Та­кой перл-ско­рого­вор­ка мог ро­дить­ся толь­ко в та­ком те­ат­ре, как «Пь­еро».

Мне ска­зали, что улы­ба­ет­ся Алек­сандр Бо­рисо­вич нес­коль­ко раз в год. «Он же сдер­жанный се­веря­нин, у не­го ра­дость внут­ри, — го­ворят его со­рат­ни­ки. – Он для нас он боль­ше, чем ре­жис­сёр. Тер­пе­ние у не­го — зо­лотое, ха­рак­тер — ин­телли­ген­тный, твор­чес­тво — сво­бод­ное». Встре­ча с ним из­ме­нила преж­нюю жизнь прак­ти­чес­ки  всех, кто слу­жит в те­ат­ре. Ему до­веря­ли судь­бы, шли за ним на лю­бой риск.

Мас­тер и Ма­рина

Друзья на­зыва­ют Яри­лова ве­зучим. А как по-дру­гому наз­вать че­лове­ка, ко­торый встре­тил, оце­нил, по­любил та­кое зем­ное чу­до, как Ма­рина. В пер­вую их встре­чу на кух­не  пи­тер­ской об­ща­ги он наз­вал её ба­рыш­ней. Так она и ос­та­лась —  гос­по­жой его сер­дца, му­зой его твор­чес­тва, и сво­его то­же. Он не ра­бота­ет с дру­гими ху­дож­ни­ками. Она от­ка­зыва­ет­ся от пред­ло­жений име­нитых ре­жис­сё­ров. «Глав­ная за­дача для ме­ня – сде­лать спек­такль край­не ху­дожес­твен­ным. Для это­го не­об­хо­дима без­бреж­ная сво­бода. А дру­гой те­атр нак­ла­дыва­ет не­кото­рые ог­ра­ниче­ния». Ма­рина вспом­ни­ла и то зо­лотое вре­мя, ког­да мас­терс­тво от­та­чива­лось в твор­ческих ла­бора­тори­ях, про­ходив­ших в раз­ных го­родах Рос­сии. На од­ном из за­нятий Ма­рина  сде­лала Алек­сан­дру Бо­рисо­вичу те­ат­раль­ный грим, в ко­тором все сра­зу уз­на­ли Мас­те­ра.

Да, ху­дожес­твен­ный ру­ково­дитель «Пь­еро», не­сом­ненно, мас­тер сво­его де­ла.  Мас­тер Яри­лов. Про­из­но­ся его звуч­ную фа­милию, сра­зу вспо­мина­ешь сла­вян­ско­го Бо­га Сол­нца. Но Ма­рина рас­ска­зыва­ет боль­ше: «Есть не ме­нее древ­нее по­нятие  – «быть на яру», то есть у всех на ви­ду. Яр, как и сце­на, мес­то осо­бен­ное, од­новре­мен­но и пуб­личное, и пог­ра­нич­ное с дру­гим, по­тус­то­рон­ним ми­ром». Быть на яру, зна­чит быть про­вод­ни­ком, стал­ке­ром в это па­рал­лель­ное, та­инс­твен­ное, но та­кое при­тяга­тель­ное прос­транс­тво.  Для Яри­ловых – это прос­транс­тво ис­кусс­тва. Каж­дые вы­ход­ные пе­ред дет­ка­ми и их ро­дите­лями оно от­кры­ва­ет­ся, от­кры­ва­ют­ся две­ри в сказ­ку, где жи­вут чу­деса и доб­рые ан­ге­лы.

Фа­ина Ха­яли­на, ис­кусс­тво­вед
Поделиться